ГлавнаяУгол зренияПозицияЭкономика
Плюсы и минусы *Самрук-Казына*
Экономика
17.10.2019
863
0.0

Фото: sk.kz

Борьба элит Казахстана, начавшаяся буквально сразу же после транзита власти, растет и ширится. Буквально с каждым днем число вовлеченных этот подковерный аппаратный конфликт становится все больше. С одной стороны, это неизбежная составляющая любого переходного периода. С другой — любой перекрой и трансформация старой системы должны быть не только оправданы, но и просчитаны, чтобы не выплеснуть ребенка вместе с водой!

Ротации и перестановки, начавшиеся сразу же после инаугурации, продолжаются по сей день и конца и края им не видно. Понятно, что многие из тех, кто долгое время находился не у дел, увидели в этом свой шанс. Цели у каждого свои: одни хотят кому-то отомстить, другие — усилить свое влияние, третьи — занять чье-то место. Одним из таких лакомых должностей является кресло председателя правления фонда национального благосостояния «Самрук-Казына». Не случайно же в соцсетях ни с того, ни с сего, начали активно обсуждать вопросы якобы предстоящей смены руководителя ФНБ Ахметжана ЕСИМОВА. Вбросы этой «железной» информации, традиционно, делаются дозированно, без каких-либо подтверждений или ссылок на источник.

Все хорошо, прекрасная маркиза!

Человек, который активно следит за событиями в политике, а главное в экономике страны, прекрасно понимает, что оснований для смены руководства ФНБ нет. Фонд активно работает. Судите сами. 26 сентября на Лондонской фондовой бирже и бирже Международного финансового центра «Астана» состоялось доразмещение глобальных депозитарных расписок «Казатомпром». Как сообщили в пресс-службе ФНБ «Самрук-Казына», всего было продано 9,8 млн депозитарных расписок по цене 13 долларов США за расписку. Общая сумма, вырученная от продажи составила 128,2 млн долларов США, включая 65,3 млн долларов США от продажи на МФЦА. Ранее, Ахметжан Есимов сообщал, что одним из акционеров «Казатомпрома» стал Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ), благодаря чему его — ЕНПФ — доход составил 21 млрд тенге.

В начале сентября Ахметжан Смагулович сообщил, что ФНБ одних только налогов выплачивает на сумму в один триллион тенге. Плюс 250 миллиардов тенге выплачивается главному акционеру фонда — в лице правительства Казахстана — в качестве дивидендов. Таким образом, на сегодняшний день ФНБ является крупнейшим налогоплательщиком страны. При этом из бюджета фонду, несмотря на досужие разговоры, не выделяется ни копейки.

Параллельно с этим в фонде ведется активная работа по оптимизации структуры управления, благодаря чему топ-менеджмент был сокращен на 30 процентов.

Акции аэропортов Атырау, Актобе и Павлодара, которые раньше принадлежали ФНБ, были переданы на безвозмездной основе в коммунальную собственность областных акиматов.

А в рамках масштабной программы приватизации, в конкурентную среду фондом было передано 89 предприятий и выручено 192 миллиарда тенге.

И это далеко не полный перечень того, что делает «Самрук-Казына».

Борьба за лакомые кусочки

Началось все с послания Касым-Жомарта ТОКАЕВА. В нем, если кто подзабыл, глава государства раскритиковал госорганы и квазигоссектор за то, что львиная часть госзакупок делается из одного источника, что они стали громоздкими конгломератами и т. д. И только затем Токаев отметил, что необходимо проверить деятельность ФНБ, чтобы оценить его вклад в рост благосостояния народа. Не прошло и месяца, как поползли слухи, что отставка Есимова не за горами — по тем причинам, которые назвал президент.

Послание Народу Казахстана. Фото: akorda.kz

И несмотря на то, что глава ФНБ буквально с цифрами на руках показала и объяснил, что это все не про фонд, кто-то продолжает активно подогревать эти разговоры. Но кто? С этим вопросом мы обратились к известному казахстанскому политологу, члену НСОД Данияру АШИМБАЕВУ.

VT: Данияр, почему столько шума в соцсетях и, в первую очередь, в телеграм-каналах по поводу якобы предстоящей смены руководства ФНБ? И кто за этим стоит?

- Во-первых, я бы хотел отметить, что в столице появился какой-то нездоровый энтузиазм по поводу всевозможных телеграм-каналов. Это, думаю, связано с тем, что наши власти из всех СМИ и соцсетей пытаются сделать официоз, а сами привыкли читать только оппо-новости, компромат, прогнозы и обзоры слухов. И на это почве у нас сейчас расцветают всевозможные вбросы-выбросы и квази-эксперты и «блоггеры» в ассортименте.

Что касается квазигоссектора, то в Казахстане эту сферу хвалят только те, кто там работает, причем не на самых низших позициях. И это тоже понятно: нарушений, злоупотреблений и просто неэффективности — в них более чем достаточно. Поэтому и уголовные дела были, и громкие отставки, и борьба за должности, и борьба за ресурсы. Это обычный фон, на котором живет квазигоссектор. Помните, еще недавно ломали копья вокруг скандалов с «КазАгро», новое руководство которого потом заявило, что без холдинга отечественное сельское хозяйство просто не выживет. И все вдруг почему-то с этим согласились.

Что касается «Самрук-Казына» - не забывайте, что в его состав входят базовые национальные компании страны — это и «Казатомпром», и «Казахстан темир жолы», и «КазМунайГаз», и «Казахтелеком». А это самые лакомые кусочки казахстанской экономики. Поэтому понятно, что борьба за «Самрук» - это одна из основных интриг в политической жизни страны. Любые политические скандалы и информационные войны — связаны так или иначе с контролем над финансовыми и экспортными потоками в квазигосударственном секторе. К примеру, в составе «Самрука» сейчас находится та же Экибастузская ГРЭС-2, борьба за которую была одной из главных, если не единственной, интриг в политической жизни страны в конце 90-х — начале 2000-х годов… Всегда есть силы, готовые воевать за контроль над фондом или его кусочками. И это неудивительно: пока «Самрук-Казына» существует — такая борьба будет идти.

А что касается критики со стороны президента, так без нее никак. Если не ругать наши кадры — то, значит, и не стимулировать к более эффективной работе.

Не все отчеты - тайна

По словам Ашимбаева, в нынешней деятельности «Самрук-Казына» - приватизации предприятий, выводе акций «Казатомпрома» на внешний рынки, проведении политики внешних заимствований — во всем этом есть здравый смысл.

- Но, к сожалению, наш квазигоссектор, погружаясь в работу, перестает коммуницировать со СМИ, экспертными сообществом, чтобы детально расписать свою деятельность, - поясняет политолог. - Отчеты «Самрука» доступны только для специалистов и понятны только тем, кто способен вникнуть во все нюансы двухсотстраничного отчета с калькулятором в руках и знанием множества нюансов и истории вопроса. Если посмотрите сайты нацкомпаний вы особой обновляемости и полноты информации там не увидите. Пока квазигоссектор живет в закрытом пространстве, минимизируя информационные потоки, естественно вся информация, касающаяся его деятельности, будет трактоваться не в его пользу.

Данияр Ашимбаев

Вы сами, к примеру, видите, что происходит сейчас с ЕНПФ. В соцсетях уже несколько дней выясняют сколько рулонов туалетной бумаги нужно закупать на одного сотрудника в день. Очень академическая дискуссия. Но понятно, что за ней стоит простой, но немаловажный вопрос — куда уходят, что называется, «народные миллиарды».

VT: И все же не совсем понятно. Президент высказывает критику, а Есимов потом заявляет, что в фонде с ней не согласны. И буквально с цифрами в руках доказывает это. К примеру, он заявил, что показатель закупок из одного источника в ФНБ снижен в два раза, а способ открытого тендера увеличен в 2,6 раза, экономия при открытом тендере в 5 раз выше, чем было. Из этого вытекает вопрос: президент раскритиковал фонд, потому что его дезинформировали или же это сделано с прицелом на замену команды?

- Тут два направления. Первое — борьба за пост председателя правления ФНБ. Токаев, как избранный президент, как человек, формирующий собственное управление, хотел бы поставить во главе фонда человека, который был бы более лоялен ему. Понятно, что Ахметжан Есимов, как старый соратник первого президента и как человек, который рассматривался в свое время в качестве потенциального преемника Нурсултана Назарбаева, таковым человеком не является. А Токаев объективно заинтересован в контроле над «Самруком». Как это будет персонально воплощено — разговор отдельный.

Второе направление — это старая дискуссия о том, что «Самрук-Казына» в свое время создавался для борьбы с кризисом 2008 г. Как вы помните, через него прошли большие деньги, деньги куда-то пропали. А «Самрук-Казына» остался, постоянно придумывая смысл своего существования. Но каждая реформа «Самрука» оставляет после себя много вопросов. То же самое можно сказать и о системе закупок. В свое время, руководство фонда аргументировало свой выход из под действия закона «О госзакупках» тем, что для закупок у отечественного производителя и его поддержки, им нужны долгосрочные контракты с тем, чтобы не тратить каждый год время на проведение тендеров. Понятно, что у нас и отечественных товаропроизводителей толком нет, а те, кто есть, находятся под воздействием не самой хорошей экономической конъюнктуры. Опять же любые госзакупки — это и коррупция и нарушения. То есть критика здесь была лукавая: ее можно поворачивать и так, и так. Я думаю, что в «Самруке» есть и достижения, и нарушения, и злоупотребления. Но это естественные составляющие вопросы любого квазигоссектора. В каждой нацкомпании есть тараканы. Но что самое удивительное — это ситуация, которая складывается в последние годы: даже если у квазигоскомпании и есть какие-то достижения, они их упорно скрывают. И с критикой то же самое. Для того, чтобы понимать насколько объективной была критика нужно видеть две позиции — позицию проверяющего и позицию самой компании. Но мы зачастую не видим ни того, ни другого. Даже Счетный комитет перестал публиковать отчеты по проведенным проверкам, государственный финансовый аудит — тоже не балует нас итогами своей деятельности в раскладке по предприятиям и отраслям. Поэтому сказать, что там все прозрачно и хорошо — мы не можем. И естественно все это ложится хорошо в пользу критики. «Самрук-Казына» в последние годы вообще прекратила заниматься информационной политикой, как таковой, видимо, считая, что люди, заинтересованные в информации о них, должны добывать ее сами любыми доступными способами. Но сами понимаете, что добыть негативную информацию намного проще, чем позитивную. Я не понимаю эту позицию, потому что Фонд национального благосостояния — это не частная кормушка. Да, есть коммерческая тайна. Но это понятие весьма условное. Но когда нацкомпании следуют принципу, что информирование о своей деятельности — является разглашением коммерческой тайны — это, как минимум, вызывает недоумение. Да, у «Самрука» есть много плюсов, у «Казатомпрома» есть плюсы, у «КТЖ» и «КМГ» тоже есть, чем похвастать, но проблема в том, что их упорно скрывают. Даже, когда они приглашают иностранных специалистов в состав независимых директоров или в топ-менеджмент, почему нигде нет данных о том, какая у них квалификация или опыт работы? Это все приводит к тому, что простор для оценки их деятельности становится весьма широкий.

Польза есть, но мы не знаем

VT: Но польза же есть от ФНБ? Или, на ваш взгляд, такой фонд нам не нужен?

- Польза есть и фонд нужен. Если помните, фонды создавали с целью лишить министерства возможность лезть в финхоздеятельность квазигоссектора и воровать оттуда. Но фонд нужен при хорошем менеджменте и грамотной работе. Ахметжан Есимов — человек опытный и весьма уважаемый. Под его руководством в фонде были пресечены многие нарушения и злоупотребления, которые были при прежних руководителях. Но проблема в том, что фонд транспарентнее при этом не стал.

VT: То есть вся проблема в закрытости?

- Закрытость — это явление, которое в квазигоссекторе не должно присутствовать вообще. Вся их информация должна быть открыта — по депозитной, по инвестиционной, по зарплатной политике и так далее. Прежде всего реформы ФНБ, об этом говорили и Назарбаев и теперь вот Токаев, должны касаться не столько «качества корпоративного управления», сколько повышения транспарентности.

Еще один немаловажный момент: когда что-то происходит — никогда не встает вопрос о персональной ответственности первых руководителей, при которых принимались те или иные решения. В результате это не дает никакого педагогического эффекта для последующих руководителей.

Каким бы хорошим не был менеджмент, какими бы хорошими не были управленцы, сама система построена таким образом, чтобы оставался определенный люфт для злоупотреблений и безответственности при дальнейшей хозяйственной деятельности.

Поэтому надо признать, что квазигоссектор нуждается и в анализе, о котором говорил Токаев, и при этом он должен быть защищен от реформ, которые еще больше могут усугубить ситуацию.

VT: И все же хотелось бы понять, чьи уши торчат за этой информационной атакой? Сам Есимов говорит, что была проведена оптимизация структуры управления, благодаря чему топ-менеджмент был сокращен на 30 процентов. Естественно, руководители оптимизированных управлений, не особо рады такому повороту дел. Второй момент - «Самрук» под руководством Есимова делает акцент на увеличение прозрачности и уменьшение доли «серых» схем при проведении госзакупок, что также могло увеличить количество врагов. Или может у Есимова появилась некая интересная информация о некоторых влиятельных лицах в стране?

- Что касается оптимизации, то «Самрук» проводит ее много лет. Управленцев периодически сокращают, но их число все равно растет. Но понятно, что какое количество бы не сокращалось, всегда найдутся обиженные. Опять же при ликвидации «серых» схем появляются те, кто на этом что-то теряет. В «Самруке» этот процесс идет постоянно. Даже при перераспределении каких-то потоков внутри самого «Самрука» вызывает массу вопросов. При этом, понятно, что «Самрук» можно как ругать, так и хвалить. И понятно, что какие бы цифры не приводило руководство — всегда может возникнуть вопрос «а почему так мало». От «Самрука» правительство не требует четкой реализации конкретных проектов, потому что эти вопросы относятся не только к фонду, но и к конкретным профильным министерствам. Нам нужен подход, и это относится не только к квазигоссектору, а к государству в целом, к оценке эффективности и подконтрольности, и к транспарентности, и подотчетности. Но государство, как мы знаем, к такой работе относится, мягко говоря, без энтузиазма.

Бесконечная борьба

- К команде Есимова вопросов особых нет, - продолжает Ашимбаев. - Видно, что за годы работы в «Самруке» он определенную работу проделал. Понятно, что удалось не все. Видно было, что некоторые позиции, которые ему удалось отбить у предшественников, он не всегда мог удержать.

К команде Есимова вопросов особых нет. Фото: sk.kz

Но вопрос тут не столько в Есимове, потому что есть инстанции и над «Самруком». Что-то удалось сделать по программе трансформации, наведен определенный порядок в системе госзакупок, удалось избавиться от каких-то «серых» схем. Но не стоит отметать возможность того, что может появиться команда, которая скажет «Мы можем сделать лучше». А поскольку мы не знаем, что происходит в самом фонде, мы не можем судить «лучше» это будет или «хуже». Наверное изменить ситуацию мог бы тщательный аудит, который бы показал, где что не так.

Есть такая старая самруковская легенда, согласно которой каждый новый руководитель такой аудит и заказывал. А потом к аудиторам приезжали представители старого менеджмента с большими чемоданами и этих материалов проверок никто и никогда больше нигде не видел. А аудиторы многие годы отдыхают на теплых морях.

Аудит нужен! И нужно понимание, как сказал Токаев, насколько «Самрук» нужен экономике и что он дал за годы своего существования. С другой стороны, ликвидация «Самрука» сейчас переведет все его обязательства на бюджет. И не факт, что это улучшит платежный баланс страны. Поэтому надо сначала понять, что там происходит, а уж потом предпринимать какие-то шаги. Мы уже не раз становились свидетелями того, что смена руководства приводила только к ухудшению ситуации.

Встреча Н. Назарбаева и А. Есимова. Фото: akorda.kz

VT: Первый президент весной этого года хвалил фонд «Самрук-Казына», второй президент в своем послании высказывал критику. Почему такие разные оценки?

- Назарбаев хвалил работу «Самрука» по одним показателям, Токаев ругает его работу по другим показателям. Понятно, что в деятельности фонда есть масса вопросов, которые могут быть истолкованы двояко. Сам «Самрук», как я уже говорил выше, не сильно балует нас информацией о своей деятельности, из-за чего и процветают такого рода толкования. К тому же не стоит забывать, что сам Назарбаев хотел бы, чтобы руководство фондом оставалось в неизменном виде. Руководство «Самрука» - это консультативно-совещательный орган. Решение принимает совет директоров во главе с премьер-министром. Понятно и желание Токаева поставить на управление такой важной частью экономики как «Самрук» своего человека. Кроме того, есть немало желающих и в олигархической среде и среди госчиновников заполучить «Самрук» под свой контроль. Поэтому много лет и поднимается этот вопрос: кто придет вместо Мынбаева, кто придет вместо Бозумбаева, кто придет вместо Келимбетова, кто придет вместо Кулибаева, кто придет вместо Шукеева… Теперь вот - кто придет вместо Есимова.

Но это не сталинградская битва! С точки зрения простого гражданина — не важно, кто стоит во главе фонда. Ему важно, чтобы в бюджете были деньги на социальные проекты, на строительство школ и больниц, на создание рабочих мест, на решение пенсионных проблем. А вот с точки зрения менеджмента, любой, кто покушается на его права, полномочия и привилегии, это, конечно, зло!

Простому гражданину важно, чтобы в в бюджете были деньги на строительство школ, больниц и других социальных объектов. Фото: sk.kz


Теги:Касым-Жомарт Токаев, мнение, Интервью, Данияр Ашимбаев, Нурсултан Назарбаев, Самрук-Казына, политолог, Ахметжан Есимов


Читайте также

Комментарии (0)

avatar