Washington post: Казахстан вступил в фазу гибридного режима
Энигма
21.06.2019
583
0.0

Washington post: фото Владимира Третьякова

Популярное американское издание "Washington post" на этой неделе уделяло особое внимание Казахстану. Сначала оно опубликовало материал "Пробуждение»: перед новым президентом стоит грандиозная задача привести Казахстан к демократии", в котором поднимался вопрос: "пойдет ли Казахстан под руководством нового президента по пути России и других бывших советских республик, где всем правит коррумпированная олигархия, или же выберет свой путь"? Затем появилась другая аналитическая статья, посвященная прошедшим в Казахстане митингам.

У этой статьи заголовок был гораздо громче: "Казахстанская полиция расправляется с протестующими - политическая активность продолжает расти". 

Автор статьи - Эрика Марат - адъюнкт-профессор колледжа по вопросам международной безопасности Университета национальной обороны, автор книги "Политика полицейской реформы". Предлагаем вашему вниманию американскую точку зрения на то, что происходит в Казахстане. Она явно свидетельствует о том, что США заинтересованы во всех этих протестных событиях. И,  судя по тексту, вполне вероятно, имеют к этому непосредственное отношение.

Эрика Марат

Казахстанская полиция расправляется с протестующими - политическая активность продолжает расти. 

После того, как 9 июня Казахстан проголосовал за президента, полиция арестовала тысячи протестующих, которые считали, что режим сфальсифицировал результаты. С момента обретения независимости в 1991 году Казахстаном управлял лидер коммунистической эпохи Нурсултан Назарбаев, который выбрал кандидата Касым-Жомарта Токаева и объявил его победителем. Поскольку протесты продолжались, несмотря на массовые аресты, городские районы Казахстана были перекрыты полицейскими силами, порой заметно превосходящими численность гражданского населения.

Обе стороны этого уравнения - массовое несогласие и полицейские репрессии - достигли новых уровней в Казахстане. С новым лидером, страна вступает в изменчивую фазу полицейско-общественной динамики. Это один из  гибридных режимов, который наблюдается в таких странах как Россия или Украина при президенте Викторе Януковиче.

Вот в чем проблема. Гибридные режимы - те, которые являются частично демократическими, частично авторитарными - имеют больше протестов и более жестокое подавление, чем те, которые являются полностью теми или иными. У таких стран есть принудительный аппарат, который является неповрежденным и функциональным - но также и гражданское общество, члены которого стремятся быть активными политическими игроками. В отличие от полностью демократических стран, люди и организации в таких государствах не имеют реальных возможностей для сотрудничества с правительством. Когда выборы не являются по-настоящему конкурентными, протестовать - один из немногих вариантов. Но чем больше организовано антиправительственных коллективных действий, тем вероятнее будет жестокий ответ государства.

Однако некоторым лидерам удается завоевать массовые настроения на своей стороне. Получит ли Токаев, как и Путин, контроль или его режим рухнет, столкнувшись с сопротивлением?

В моей книге "Политика полицейской реформы" я провела исследование полицейских реформ в бывших советских странах и обнаружила, что политическая активность, в основном в городских районах, выявляет разрыв между все более политически заинтересованной общественностью и нереформированными полицейскими силами, которые все еще стремятся использовать старые советские методы репрессий. Сотрудники режима продолжают полагаться на военизированные и лояльные полицейские силы, даже если они поощряют политическую и экономическую либерализацию.

Когда все больше граждан присоединяются к антиправительственным коллективным действиям, а гражданская активность становится все более изощренной, разрыв между демократизацией и отсутствием полицейской реформы становится особенно очевидным. В Казахстане, несмотря на значительные изменения во многих секторах управления, таких как финансы и образование, Министерство внутренних дел, которое отвечает за полицейскую деятельность, едва подверглось реформам.

В Казахстане растет общественное недовольство

До этой послевыборной волны протестов в Казахстане были и другие стихийные публичные демонстрации. 

В феврале прошлого года - после пожара в Нур-Султане, в результате которого погибли пять детей, сотни матерей требовали от правительства полной подотчетности. Взамен Назарбаев уволил правительство и пообещал улучшить уровень жизни обедневшего населения. 

В 2016 году демонстранты выступили против земельной реформы, которая позволила бы иностранцам арендовать сельскохозяйственные земли. Правительство арестовало сотни активистов, но воздержалось от применения насилия против толпы. И все же это не давало гражданам новых способов участвовать в оспариваемых политических решениях.

Когда прежний лидер Назарбаев начал передавать власть Токаеву, еще больше людей были заинтересованы в участии в этом процессе. В марте Токаев предложил переименовать столицу Астану в «Нур-Султан». Назарбаев выдвинул свою старшую дочь Даригу Назарбаеву на пост председателя Сената. В столице прошли митинги против смены названия, и полиция арестовала десятки людей.

В апреле пять активистов были арестованы в Алматы за то, что они держали плакат с надписью «От правды не убежишь (с хештегами #За честные выборы» и # У меня есть выбор») на публичном мероприятии. На следующий день еще больше активистов с такими же требованиями протестовали против их задержания. 

Онлайн-краудфандинговая кампания собрала достаточно средств, чтобы покрыть штрафы, которые суды наложили на активистов. 

Новые формы индивидуального и группового протеста - к примеру, мужчина с чистым листом бумаги в руках или две женщины, которые притворялись, что держат невидимый плакат - стали распространяться в Алматы, в Нур-Султане и в других крупных городах.

Реакция в виде снежного кома позволила единомышленникам обмениваться мнениями через социальные сети и во время акций протеста и приобретать чувство единения против политического режима. 

Основная активистская база появляется в крупных городах, особенно в Алматы. Например, новый коллектив молодых активистов Оян, Казахстан (Проснись, Казахстан) требует конкурентных выборов. Социальные сети быстро распространяют изображения молодых активистов, пожилых демонстрантов и свидетелей, которых насильно окружают и толкают в полицейские машины. Все больше людей чувствуют репрессии со стороны государства после того, как правительство сообщило, что в общей сложности были арестованы 4000 человек.

Такой подход может не сработать на этот раз. Спонтанные антиправительственные коллективные протесты предполагают, что база активистов поймет, что она имеет широкую общественную поддержку. Если это так, любое непопулярное политическое решение или трагический инцидент может вызвать новые волны коллективных протестов. Будущие протесты, вероятно, будут направлены против конкретных политических решений, показывая, что существует более широкая борьба с государственным принуждением. 




Комментарии (0)

avatar