Дмитрий Шишкин: Государство – это я! - Социум - Позиция - Угол зрения - Будь V теме
Меню
Назад » » »

Дмитрий Шишкин: Государство – это я!

Новость про суд над полицейским и двумя сотрудниками «Центра наркологии и психотерапии» Астаны, а если проще – вытрезвителя, забивших до смерти «клиента», привезённого на обследование, вскрыла не только проблему беззащитности граждан перед любым мало-мальским наделенным властью согражданином. И сама новость, и то, как ее обсуждают, очень выпукло, в красках показывает, что общество делится совсем не только на «элиту» и «простой народ», но и внутри этого самого народа есть те, кто, по Оруэллу, считают что они «более равны» чем остальные.

Строго говоря, обращение «гражданин» они используют не в высоком смысле нашей общей причастности к одному государству, а в качестве эвфемизма к слову «никто». И эти люди подчас куда более опасны – в самом прямом, физическом, смысле для нас – нежели «небожители», которых мы, как правило, наблюдаем только по телевизору и страдаем от которых как-то все вместе совокупно, что не так больно и не так обидно.

Это именно от районных акимов, патрульных, участковых, низших прокурорских чинов приходилось мне (да и каждому, наверняка) слышать: «государство здесь – это я!». Это именно низший полицейский чин, фельдшер и санитар «трезвяка», нисколько не сомневаясь в своем праве, назначали себя одновременно и полицией и прокуратурой и судом, устроив быструю расправу над не понравившимся им человеком. Это их руководство – тоже не высшего ранга – сейчас рассказывает, что погибший был не паинькой, доставлен на освидетельствование по жалобе соседей, которым он крушил машины, был вообще неадекватен, хоть и трезв. Наверное, наркоман. И многие из нас тут же понимающе соглашаются: «А, ну раз наркоман и хулиганил, тогда, конечно, другое дело – можете убивать».

Одним «росчерком пера» в соцсети, одним соглашательским кивком головы обычный, живой и вроде бы совершенно адекватный человек разом сливается с этим пузатым хамом из какой-нибудь государственной конторки: «Государство – это я!», принимает на себя полномочия вершителя судеб.

Не говоря уже о том, что это иллюзия – ибо завтра на месте до смерти избиваемого может оказаться и любой из этих соглашателей, и любой из этих санитаров или рядовых полицейских – это ещё и крайне опасная тенденция. Старая как мир, конечно, но кое-где, тем не менее, уже практически изжитая. Ещё в средневековых летописях встречаются описания зверств лакеев больших господ. Которые, сами ещё вчера бесправные простолюдины, вдруг оказались как-то причастны к власти и, экстраполируя могущество своего господина на самих себя, принялись угнетать простой народ с особым цинизмом и садистской изобретательностью. До этого еще встречались упоминания о безграничной жестокости вольноотпущенников, которых назначили надсмотрщиками за рабами, своими вчерашними собратьями по беде. И недавние совсем в историческом масштабе слова Довлатова: «И все же я хочу спросить - кто написал четыре миллиона доносов?» – это все тоже про это. Про страннейшее и опаснейшее умопомрачение, нападающее на людей, вдруг получающих малейшую возможность вершить чужую судьбу, про «государство – это я!».

Это врождённая, видимо, слабость в человеке, раз она проявляется эпоха за эпохой в самых подчас ужасных проявлениях. Но она лечится. Обычным верховенством закона и действительным равенством всех граждан перед ним. Чтобы каждый мелкий, средний и высокий чин всегда помнил, что над ним закон. И что даже буян и наркоман перед ним – равный ему гражданин. Это всё и называется системой и государственным устройством. А когда каждый второй – «король солнце» (прозвище Людовика XIV, которому и приписывают авторство этой фразы), это не система, а хаос – жестокий и беспощадный.

26.10.2017
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.

avatar