Понедельник - 18.06.2018 - 13:35
Ерлан Карин: Мы постепенно переходим от суперпрезидентской республики к президентской
Политика
28.01.2017
2359
0.0

Проект поправок в Конституцию Казахстана в рамках перераспределения полномочий между ветвями власти, вынесенный на всенародное обсуждение, вызвал большой резонанс. Реакция общества на предлагаемые изменения неоднозначна. Одни полагают, что президент должен был передать ряд своих функций и полномочий парламенту и правительству еще десять лет назад. Другие сомневаются, что депутаты и министры справятся с делегированной им ответственностью. Третьи и вовсе считают, что все эти поправки являются чисто косметическими и не приведут к кардинальным изменениям. Кто из них прав? На эти и другие вопросы в интервью газете "Время" отвечает директор Казахстанского института стратегических исследований политологом Ерлан Карин.

- Ерлан, насколько своевременна эта реформа? Согласны ли вы с тем, что ее нужно было проводить 10-15 лет назад, а не сейчас?

- Страна вступает в новый этап своего развития, это рубежный момент. И речь идет о смене парадигмы: мы уходим от старой модели развития и создаем новую модель экономического развития, которая будет учитывать новый технологический уклад, изменения в структуре экономики и, это очень важный момент, пересмотра и роли государства. Мы видим, что в последние несколько лет в рамках заявленных пяти институциональных реформ последовательно реализуются шаги, направленные на изменения роли государства в текущих процессах. Это и кампания по приватизации, это и структурные изменения в национальных компаниях, это ряд законодательных мер, направленных на совершенствование экономической политики. И этот большой процесс модернизации в экономике и социальной сфере должен сопровождаться аналогичными действиями и в политической сфере. То есть наряду с развитием экономической инициативы должна повышаться и самостоятельность различных политических институтов. Постепенно. Поэтому логика очень проста и все эти шаги подчинены единому курсу реформ. Эти реформы объявлены не внезапно. Президент на протяжении последних двух-трех лет неоднократно говорил о том, что эти осуществляемые реформы потребуют и принятия определенных шагов в политической сфере для того, чтобы перезагрузить систему взаимоотношений между ветвями власти.

- То есть реформе сейчас самое время?

- Да, но с одной оговоркой – это превентивные шаги. Реформы обусловлены не текущей ситуацией, это не реакция на сегодняшние вызовы или проблемы, это шаги для подготовки системы госуправления к будущим вызовам. Президент в своем выступлении не зря сказал, что динамика и сложность общественных процессов в Казахстане нарастает, а это означает, что усложняется и технология регулирования этих процессов. Цель предлагаемых конституционных изменений – обеспечить устойчивость политической системы в новых будущих реалиях.

- Почему президент выступил со спецобращением?

- Этот формат заслуживает отдельного анализа. Этим спецобращением президент дал понять какое большое значение он придает этой инициативе и насколько важны эти реформы для страны. И это обращение, показательно с точки зрения выбора между условно консервативной и либеральной повестками во внутренней политике. Дело в том, что после ряда событий в прошлом году — земельных протестов, всплеска радикальной активности и т. д., в повестке дня появились две как бы противоречащие друг другу парадигмы — модернизации и секьюритизации. Ситуация требовала, чтобы государство на эти события принимало ответные жесткие меры. А когда государство начинает провозглашать борьбу с какой-то угрозой, к примеру, с терроризмом или экстремизмом, вся текущая государственная политика начинает подчиняться этой конъюнктуре и государство начинает увлекаться запретительными мерами и инициативами, что в итоге приводит к росту политики секьюритизации, росту консерватизма в идеологии. И, вот эта повестка могла перебить ранее провозглашенный тренд модернизации и дальнейшей реализации реформ. Поэтому, когда в декабре президент объявил о необходимости новой реформы, а в январе создал рабочую группу и затем выступил со спецобращением — это только усилила общую модернизационную повестку, движение в рамках курса реформ. Государство, власть продолжает следовать этим трендом – это и есть самый главный сигнал сегодня. И для общества тоже важно поддерживать этот тренд.

- Согласно проекту некоторые президентские полномочия переходят к парламенту и правительству. Между тем, за годы независимости институт президентской власти в Казахстане показал свою эффективность. Те решения, которые принимал президент, даже если они казались спорными, в конечном итоге оказывались верными. Но в то же время институты правительства и парламента давали поводы для сомнений в их эффективности и, скажем так, политической зрелости. В связи с этим возникает вопрос: насколько оправдана передача этих полномочий. Справятся ли они с теми задачами, которые ставит перед ними президент?

- За это переживать не стоит. Разгула демократии не будет (смеется). Эти поправки не предусматривают радикальный переход  к какой-то абсолютно новой политической форме управления. Безусловно, это реальные реформы. Они, с одной стороны, усиливают статус парламента, усиливают самостоятельность правительства, но при этом, надо правильно понимать, что Казахстан остается страной с президентской формой правления. Некоторые критики говорят, что эти изменения носят косметический характер. Мне кажется, что заблуждение многих экспертов, которые критикуют эти реформы, исходят из их изначального ошибочного убеждения или представления, что якобы мы должны были перейти от президентской к парламентской или смешанной президентско-парламентской системе. Но об этом ведь никто и не говорит. С чего они вдруг решили, что эти реформы обязательно должны привести именно к парламентской модели? Речь идет исключительно о перезагрузке системы властных взаимоотношений, меняются принципы взаимодействия между ветвями власти. Президент делегирует часть своих полномочий другим институтам — парламенту и правительству. Но при этом, роль президента остается центральной. Он просто будет больше концентрироваться на каких-то стратегических вопросах. До сегодняшнего дня мы двигались в рамках модели, принятой еще в 90-е годы. Когда все вопросы политического управления были сосредоточены в руках президента. Президент был абсолютным политическим центром. Так было необходимо, чтобы провести быстрые рыночные реформы, создать мощные основы новой государственности. Сегодня мы в другой ситуации, и перед нами уже другие задачи. Говоря проще, мы начинаем постепенный переход от суперпрезидентской республики к президентской. Но и это очень важный, существенный шаг в наших условиях, в условиях политической ситуации в регионе и вообще в целом с учетом глобальных трендов. Это, безусловно, движение вперед. Мы не стоим на месте.

- То есть поправки не косметические?

- Абсолютно нет. Да и потом зачем власти на абсолютно ровной ситуации, когда никто и не требует и не говорит о политических реформах, просто даже затевать разговор о политических реформах?! А президент в своем обращении использовал еще более сильную формулировку, говоря о том, что это конституционная реформа. И в рамках этой реформы провозглашается ряд других изменений. Кстати, они тоже очень важные — о незыблемости суверенитета, об унитарности и т. д. Ведь, Конституция — это не просто свод каких-то правовых и юридических правил. Конституция — это еще и своеобразный политический манифест нации, это политическая декларация, свод основных политических ценностей и принципов. И предлагаемые изменения, помимо собственно новой правовой нагрузки, они провозглашает новые парадигмы в нашем развитии.


Теги:Карин, конституционные реформы, Казахстан, Оценка, Назарбаев, Интервью, политолог


Читайте также

Комментарии (0)

avatar