Досым Сатпаев: «Правительство Сагинтаева страдает управленческой импотенцией»
Политика
16.01.2018
3512
5.0

Фото из архива Досыма Сатпаева

Сегодня президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ прибыл с официальным визитом в США. Как сообщила пресс-служба главы государства, в рамках визита Назарбаев встретится с Дональдом ТРАМПОМ, а также представителями официальных и деловых кругов США. Кроме того, президент Казахстана примет участие в заседании Совета безопасности ООН. Что ждать от этого визита и чем Казахстан может быть полезен мировому сообществу на посту председателя СБ ООН? Об этом и многом другом портал "Будь в Теме" побеседовал с известным казахстанским политологом Досымом САТПАЕВЫМ.

VT: Начало 2018 года ознаменовалось вступлением Казахстана на пост председателя в Совете безопасности ООН. Что дает этот пост нашей стране?

- Статус непостоянного члена и председателя Совета безопасности ООН звучит красиво. Но, во-первых, наше председательствование будет длиться недолго. А, во-вторых, конкретной ключевой роли непостоянные члены СБ в глобальной политике не играют. В Совете безопасности 15 участников – 5 постоянных и 10 непостоянных. Да, Казахстан – первое государство среди стран Центральной Азии, которое вошло в состав Совбеза. Но среди стран постсоветского пространства – мы далеко не первые. Там и Украина уже была и Белоруссия, и даже Литва. Конечно, сейчас Казахстан, как непостоянный член и председатель Совбеза, может озвучить любую инициативу и предложить резолюцию. Но будет ли она принята и самое главное реализована на практике? Все же знают, что даже если один из постоянных членов СБ ООН наложит вето, то все – решение не пройдет. И понятно, что Казахстан, который придерживается многовекторной политики, будет предлагать достаточно обтекаемые резолюции, которые, по мнению Казахстана, будут устраивать большинство. Конечно, будучи избранным председателем Совбеза ООН, Казахстан уже заявил о таких приоритетах, как достижение мира без ядерного оружия, урегулирование локальных конфликтов, в число которых входит и сирийская тема, а также палестинский вопрос, противодействие терроризму, продвижение интересов Центральной Азии и урегулирование ситуации в Афганистане. Другой вопрос, что все эти обсуждения чаще всего имеют формальный характер, так как большинство из этих проблем затрагивает геополитические интересы многих стран. В то же самое время, все хорошо понимают, что кандидатура Казахстана на пост непостоянного члена Совбеза получила очень серьезную поддержку со стороны России и Китая с расчетом на то, что Казахстан поддержит и их, когда им это понадобится. Судя по всему, российский счет Астана уже начала оплачивать. По крайней мере, в декабре прошлого года, Казахстан не поддержал резолюцию о ситуации в Крыму, которую подготовила Украина и приняла Генеральная Ассамблея ООН. В этой резолюции Россию призывали положить конец всем нарушениям и ущемлениям прав человека в отношении жителей Крыма. Но Казахстан оказался в списке из 26 государств, которые поддержали Москву, выступив против этой резолюции.

Единственным плюсом нашего членства в Совбезе является то, что Казахстан получил доступ к внутренней кухне глобальных игр с участием крупных геополитических игроков в стенах ООН. Своего рода вход за кулисы международной политики, где идет своя сложная игра престолов. Поэтому, я думаю, наши дипломаты благодаря этому смогут повысить свой профессиональный уровень и опыт.

VT: А как отразится и отразится ли на статусе Казахстана начавшийся визит Назарбаева в США?

- Это зависит от того, с какой стороны баррикад вы будете смотреть на этот визит. Если изнутри Казахстана – то наши провластные СМИ будут писать об этом, как об эпохальном событии, везде подчеркивая, что этот визит состоялся по приглашению Белого дома. Если смотреть со стороны западных СМИ, то, скорее всего, многие из них его даже не заметят.

Однако не стоит забывать о том, что Нурсултан Назарбаев с момента обретения независимости Казахстаном встречался практически со всеми президентами США. Встреча с Дональдом Трампом – будет первым официальным визитом. Естественно, Вашингтон понимает, что, если речь идет о постсоветском пространстве, то Казахстан для него интересен по нескольким причинам. Во-первых, для любой администрации Белого Дома, Казахстан с начала 90-х годов всегда больше ассоциировался с зоной жизненно важных интересов крупных американских нефтегазовых компаний, которые уже вложили десятки миллиардов долларов в разработку казахстанских месторождений. А присутствие на посту госсекретаря США бывшего главы нефтегазовой корпорации «ExxonMobil» Рекса Тиллерсона эту ассоциацию еще больше усилила. Во-вторых, на фоне усиления влияния России и Китая на постсоветском пространстве, США стали испытывать явный дефицит в партнерах, в том числе в Центральной Азии, где в последние годы основным центром притяжения для государств, становится больше Пекин, чем Москва. Но после украинского конфликта 2014 года, на постсоветском направлении у США так и не появилось ни одного нового посредника в отношениях с Россией, способного поддерживать партнерские отношения, как с Западом, так и с Москвой. Еще при Бараке Обаме эту роль отводили Астане. Но именно тот факт, что по частоте формальных и неформальных контактов с Кремлем, Акорда вне конкуренции, Белый Дом решил здесь сохранить определенную преемственность в отношениях с Казахстаном. В-третьих, еще один интересный нюанс для Вашингтона – Казахстан является также представителем мусульманского мира, как бывший председатель Организации Исламского Сотрудничества. Но с другой стороны не стоит забывать, что

Дональд Трамп – это такой же черный ящик, как и Владимир Путин. Он тоже довольно непредсказуемый политик. Я думаю, что этот визит будет попыткой прозондировать друг друга, чтобы понять, чем мы можем быть полезны.

VT: Конец 2017 года выдался для Казахстана довольно жарким. Ухудшились отношения с Кыргызстаном. Бельгийский суд и суд Амстердама приняли решение об аресте в The Bank of New York Mellon (BNY Mellon) более 22 миллиардов долларов, принадлежащих Национальному фонду нашей страны. Был очередной бензиновый кризис. Случился ряд кадровых перестановок. Что вы думаете об этих событиях? Каковы их последствия для страны в ближайшей перспективе?

- У всех этих событий разная природа, разные причины. И, естественно, все они будут иметь разные последствия. Если говорить о казахстанско-кыргызском конфликте, то на текущий момент ситуация частично нормализовалась с приходом нового президента. Но, нужно не забывать: последние несколько лет – после того, как был создан Евразийский экономический союз, наши страны регулярно высказывали друг другу различные претензии. В основном из Кыргызстана шли упреки в адрес Казахстана, что мы, по мнению Бишкека, создаем искусственные препоны для продвижения кыргызских товаров, как на рынок Казахстана, так и на рынок России. И вот эти торгово-экономические неурядицы никуда не делись. Они сохранятся. Это обусловлено тем, что изначально Евразийский экономический союз создавался как сырая структура, что приводит сейчас к экономическим войнам и взаимным обидам между членами ЕАЭС. Поэтому, я думаю, что в 2018 году внутри Евразийского экономического союза дрязги, перепалки и взаимное недоверие сохранятся. Недавно, на одном из российских веб-ресурсов даже появилась статья под символическим названием: «Развал империи. Евразийский союз идет по пути СССР», где есть такая фраза: «Евразийский экономический союз раздирают внутренние противоречия. Доверие населения к этому проекту падает, а политика России в отношении своих союзников не учитывает их интересы». Это значит, что даже в России, кое-кто, наконец, стал прозревать и признавать тот факт, что Евразийский экономический союз это «Титаник», который, рано или поздно, столкнется со своим айсбергом.

С другой стороны, та «черная кошка», которая перебежала между Казахстаном и Кыргызстаном приводит к нескольким интересным выводам. Во-первых, за всю историю Центральной Азии, президент одной страны обвинил руководство другой в попытке повлиять на избирательный процесс через поддержку некоторых кандидатов в президенты. Интересно, что на постсоветском пространстве в последнее время только одно государство обвиняли в аналогичных попытках. И этим государством была Россия, которую подозревали во вмешательстве в избирательную кампанию в США, затем во Франции и даже в Германии. Казахстан впервые попал в этот список «подозреваемых» по двум причинам, из-за традиционного присутствия бизнес интересов некоторых казахстанских олигархов в экономике соседней страны, а также в связи с накалом внутриполитической борьбы в самом Кыргызстане. Во-вторых, ситуация с Алмазбеком АТАМБАЕВЫМ для нас стала хорошим уроком. Мы убедились в том, что политическая элита Казахстана плохо владеет информацией по поводу реальной политической ситуации в Кыргызстане. Они ошибочно полагали, что Омурбек БАБАНОВ имеет все шансы стать новым президентом Кыргызстана и поэтому организовали его встречу с нашим президентом, надеясь, что эта встреча поможет Бабанову укрепить его позиции. Но вышло все наоборот. В-третьих,

в Центральной Азии Казахстан не хотят воспринимать как старшего брата. И Кыргызстан это четко показал. Более того, разговоры о том, что в Центральной Азии есть только две страны, которые борются за звание лидера – Узбекистан и Казахстан, эти разговоры высосаны из пальца. Ни одна страна нашего региона никогда не признает лидерство соседнего государства.

В-четвертых, тот политический и экономический конфликт, который мы наблюдали между Кыргызстаном и Казахстаном, в том числе являлся конфликтом двух разных моделей политического поведения имеющих корни в разных политических системах. Что касается А.Атамбаева, то, с политической точки зрения, при всей его эксцентричности, которая приближает его к образу “Дональда Трампа Центральной Азии”, ему следует отдать должное в том, что это первый политик в регионе, который создал свою форму преемственности власти, не через референдумы о продлении полномочий, а через выборы. Он передал власть через электоральный процесс. В-пятых, этот конфликт стал одной из лакмусовых бумажек, которая случайным образом замерила протестность в Казахстане.

Жесткие информационные выпады А.Атамбаева в адрес Акорды вызвали брожение внутри казахстанского общества. И позитивная реакция, которую у части казахстанского общества вызвали критические заявления А.Атамбаева, говорит о том, что внутри Казахстана долгое время молчание большинства населения власть воспринимала лишь как одобрение проводимой политики. Хотя нередко это является индикатором наличия скрытого недовольства.

И если посмотреть на возникшую ситуацию без эмоций и с умом, то А.Атамбаев даже сослужил службу Акорде. По сути, его выпады должны рассматриваться нашими чиновниками и как важный индикатор того, какие протестные настроения существуют в Казахстане, в каких сегментах, по каким вопросам и что делать, чтобы их минимизировать. Кстати, недавние забастовки шахтеров, которые произошли в Карагандинской области, подтвердили, что протестные настроения в стране имеются. Это значит, что игнорирование этих настроений из-за традиционных болезней наших чиновников – номенклатурная глухота и политическая близорукость – чреваты в будущем большими проблемами.

VT: А что вы скажете о бензиновом кризисе?

- Даже президент назвал этот кризис результатом плохой работы и упущения со стороны чиновников. Хотя это хроническая болезнь. Модернизация трех наших нефтеперерабатывающих заводов идет последние 20 с лишним лет. И, несмотря на те деньги, которые уже потратили на эту модернизацию, страна не может обеспечить себя нефтепродуктами, так как в этом не заинтересованы игроки нашего топливного рынка, которым выгоднее за пределы Казахстана вывозить сырье, чем перерабатывать его внутри страны. Я бы назвал это саботажем. Сколько было у нас премьер-министров, правительств, сколько было программ по увеличению нефтепереработке, но воз и ныне там. Такое ощущение, будто у нас есть мощное лобби сырьевиков, которые препятствуют увеличению переработки в стране. Еще несколько лет тому назад предлагали построить четвертый НПЗ. Это было рациональное предложение, поскольку предприятие построили бы с учетом новых требований на современном оборудовании, но тогда правительство отказалось от этой идеи. И лишь недавно министр энергетики снова вернулся к теме строительства нового завода. Я думаю, что здесь велосипед изобретать не надо. Стране нужен хотя бы один современный НПЗ, чем постоянно латать три старых. Здесь также надо вести переговоры с крупными иностранными инвесторами, которые работают в Казахстане. Это необходимо сделать, потому что они сами не заинтересованы в поставках нефти на внутренний рынок. Благодаря некоторым методам стимулирования, возможно, было бы неплохо, если эта нефть шла бы на завод. Тогда был бы шанс сократить зависимость от поставок из России. Кроме этого, многие эксперты уже предлагали внести определенные корректировки в государственную политику. В частности, некоторые предлагали внести поправки в налоговое законодательство в плане нефтепереработки. То есть сделать так, чтобы нефть было выгодно перерабатывать внутри страны, а не гнать ее за границу. Это надо регулировать экономическими методами. Также нужно повысить прозрачность этого бизнеса. Чтобы можно было видеть всю цепочки от добычи сырья до его поставок на НПЗ, и как далее все идет на топливный рынок.

VT: Еще одна щекотливая тема – арест денег из Нацфонда…

- Мы снова наступили на те же грабли. Подобный прецедент был уже в 2010 году, когда международный арбитраж в США взыскал с Казахстана в пользу двух иностранных компаний около $10 млн. долларов. И в ответ на нежелание Казахстана выполнять это решение эти компании попытались арестовать некоторые активы Национального фонда в Великобритании. Но тогда нам повезло, так как Лондонский суд не поддержал истцов. И тогда же появились заявления наших юристов о том, что мы очень сильно рискуем тем, что держим государственные активы в рамках Национального фонда за границей, потому что на них могут в случае чего наложить арест. В чем опасность нынешней ситуации? Во-первых, наличие Национального фонда позволяла нам даже в сложные кризисные годы поддерживать в глазах инвесторов и международных рейтинговых агентств реноме более или менее успешного государства, у которого есть «заначка» на черный день. И сейчас, когда возникла угроза для довольно крупных активов Нацфонда за рубежом, это может многих насторожить, поскольку говорит о том, что наш Нацфонд уязвим. Кстати, глава государства, также не так давно, на официальном уровне озвучил цифру в $12,5 миллиардов долларов, которые, по его данным, держат за рубежом 18 компаний, среди которых есть, в том числе и национальные компании. Во-вторых, вся опасность ситуации заключается в том, что арест государственных активов по искам частных инвесторов создает тревожный прецедент в будущем, так как аналогичные иски могут подать и другие обиженные на действия казахстанских властей иностранные инвесторы.

VT: А таких довольно много…

- Да. И эта цепная реакция может висеть как дамоклов меч над нами и в этом году. Поэтому от того, как правительство, министерство юстиции и Национальный банк грамотно и эффективно решат эту проблему, будет зависеть судьба тех чиновников, которые отвечают за это дело. Если будет провал – он может повлечь за собой серьезные кадровые перестановки.

VT: В какой сфере?

- В тех структурах, кто отвечает за это – финансово-экономический и юридический блок нашего правительства, а также Нацбанк. Даже наши вечно молчаливые депутаты – «клуб молчунов», как я их называю – даже они стали публично озвучивать свои тревог и страхи относительно судьбы этих активов. А ведь наши депутаты, как правило, говорят только то, что от них хотят услышать наверху, либо то, что наверняка будет одобрено высшим руководством страны.

VT: Владимир ПУТИН заявил о своем решении участвовать в президентских выборах 2018 года. В том, что он победит, сомнений практически нет. Как будут развиваться отношения России и Казахстана после его победы?

- Проблема России в том, что для своих партнеров – она непредсказуемый сосед. И это очень большой риск для Казахстана. Россия уже не раз создавала нам определенные проблемы. Вспомните, после того как были введены антироссийские санкции после аннексии Крыма, Россия ввела ответные санкции против стран, которые являются серьезными экономическими партнерами нашей страны. Ввела без оглядки на своих партнеров по ЕАЭС. Даже Алексей КУДРИН в одном из интервью заявил, что «Россия во всей этой ситуации продемонстрировала экономический эгоизм», который ударил по всем партнерам России по ЕАЭС. И это все случилось при Путине, в очередной раз, подтвердив, что

российский президент – это черный ящик, и никто не знает, что оттуда выскочит!

Помните, когда он пришел к власти, в западной прессе появился заголовок «Who is mr. Putin?» Этот вопрос актуален и по сегодняшний день.

Путин сейчас формирует новую политическую идеологию в России: микс из советского прошлого (эдакого ретроспективного патриотизма) и царской системы (к примеру, лозунг «православие, народность, самодержавие», который он пытается инкорпорировать в современную систему). Мы видели, что в России была принята новая военная доктрина – довольно жесткая и представляющая определенную опасность для Казахстана в перспективе. Путин создал не только долгоиграющую преемственность власти в России, при которой он является главным игроком. Это означает, что даже когда Путин уйдет с политической сцены – он оставит после себя абсолютно новую идеологию и политиков пропутинской формации, которые будут продвигать эту политику и дальше. Он создал примерно то же самое, что появилось после 1979 года в Иране – после Исламской революции. Аятолла ХОМЕЙНИ почему смог быстро мобилизовать иранское общество? Потому что он создал такой тип общества, которое долгое время может быть цементировано по причине наличия большого количества врагов – внешних врагов в первую очередь. По такой схеме, сейчас, кстати, действует и президент Турции Реджеп Эрдоган. А В. Путин понимает, что в его случае мобилизацию общества невозможно обеспечить на основе каких-то социально-экономических достижениях и успехах, которых к тому же нет. Он понимает, что людей может мобилизовать только страх, что Россию окружают враги, которые спят и видят ее гибель и поэтому надо объединиться, чтобы противостоять этому натиску и вернуть России ее статус «сверхдержавы». Кстати, в этом основное отличие России от Китая. Китай пошел по пути мягкой экономической силы. Россия же пошла по классическому пути «дипломатии канонерок», демонстрируя миру силовые методы – считайтесь с нами, потому что у нас есть дубинка. Поэтому

наличие такого соседа – большая проблема, потому что никто не знает, когда и против кого эта дубинка будет применена.

Опять-таки, именно при Путине соблазн реализовать гибридные методы воздействия на другие страны – экономические, силовые, информационные и т.д. – стал основой внешней политики России. Более того, следующий президент после В.Путина будет, скорее всего, продолжать эту же политику.

С другой стороны, выборы президента России в этом году при нынешней власти в Казахстане пока не приведут к каким-либо серьезным изменениям и корректировкам. Но самая главная проблема с Россией может возникнуть у нас в будущем после того, как в Казахстане произойдет транзит власти. Именно тогда отношения между нашими странами пройдут серьезные испытания на прочность.

VT: Хотелось бы понять, что будет происходить в 2018 году во внутренней политике Казахстана. Как уже говорилось выше, под конец 2017 года президент провел ряд кадровых перестановок, сменив председателя Верховного суда. Генерального прокурора, главу фонда Самрук-Казына и т. д. Продолжится ли кадровая рокировка в 2018 году? Если да, то кто рискует потерять свое место, а кто пойдет на повышение?

- Кадровые перестановки в Казахстане проводятся каждый год и практически во всех сферах власти. В «Самрук-Казына», конечно, такие перестановки проводятся гораздо реже. И поэтому перемещение Умирзака ШУКЕЕВА вызвало такой резонанс. Но пост одного из вице-премьеров (даже не первого) и дополнительная нагрузка в виде курирования довольно хлопотного сельского хозяйства – это менее комфортная позиция, чем пост главы ФНБ «Самрук-Казына». Ведь, даже несмотря на проведение приватизации непрофильных активов ФНБ «Самрук-Казына», эта структура до сих пор серьезный игрок в экономической сфере страны. Что касается нового руководителя ФНБ «Самрук-Казына» в лице Ахметжана Есимова, то его новое назначение можно считать определенной наградой со стороны президента, который был удовлетворен тем, как Ахметжан Есимов организовал и провел ЭКСПО-2017, особенно после громких коррупционных скандалов связанные с предыдущей командой, работавшей на ЭКСПО.

В целом же, если говорить о 2018 годе, я думаю, кадровые перестановки будут внутри правительства. Тем более что события 2017 года показали, что

правительство Б.Сагинтаева страдает управленческой импотенцией.

И это стало очевидно сразу же после того, как в прошлом году президент перераспределил полномочия – передав часть своих функций правительству и парламенту с одной единственной целью, чтобы они несли ответственность за свои решения. Но прошедший 2017 год показал, что они не справились с этой задачей: как смотрели в сторону Аккорды, так и продолжают смотреть. Тот же бензиновый кризис – яркий пример. Или те же забастовки шахтеров. Еще один показатель - это конфликтная ситуация вокруг введения обязательного социального медицинского страхования, что вызвало негативную реакцию, как в экспертном сообществе, так и у многих простых казахстанцев. В результате, президент Казахстана, выступая на совместном заседании палат парламента в начале сентября, призвал не торопиться с внедрением ОСМС, в том числе по причине того, что 2,7 миллиона «самозанятых» казахстанцев, окажутся вне этого страхования.

Каждый раз при каких-то неординарных ситуациях наши чиновники и депутаты либо занимают позицию страуса, либо не способны объяснить населению мотивы своих решений.

Естественно, кадровые перемещения могут быть на уровне регионов и также городов республиканского значения. Это процесс уже начался в прошлом году. Также как я уже отмечал выше, скандальная ситуация с замораживание активов Национального фонда за границей может иметь определенные последствия для некоторых чиновников, если эта ситуация затянется не в пользу Казахстана.


Теги:политолог, Досым Сатпаев, Россия, Казахстан, мнение, Интервью, США, совбез оон


Читайте также

Комментарии (0)

avatar